?

Log in

No account? Create an account
Метелики над землею літающе
Людина? Тіні сон.
Про мови державні, офіційні, урядові та регіональні 
19-е-липень-2012 03:23 pm
ромашка
(у варіанті 1940 року)

28.VIII.1940

ОПЕРАТИВНОЕ ДОНЕСЕНИЕ

Из разговора с Митрополитом Шептицким от 24.VIII. 40 г.

М.Ш. хочет знать, действительно ли крепнет (усиливается) влияние поляков во Львове.

Ш.: Мне говорили, что после поездки писательницы Василевской в Москву и какой-то делегации поляков, поляки должны приобресть свои прежние права?

Я: В каком смысле, в каком направлении? Я ничего об этом не слыхал.

Ш.: Вот, например, на улице Академической появились опять надписи на польском языке.

Я: Это сделано для съемок фильма, которые сейчас происходят.

М.Ш. удивлен: Вы уверены в этом?... А мне говорили…

Я: Мало ли что говорят!

Ш.: До сих пор на здании Львовского Университета была надпись «Украинский Львовский Университет», а в последнее время слово «Украинский» исчезло.

Я: Право, я не обратил на это малейшего внимания. Насколько помню, Львовский Университет называется официально «Львовский Державный Университет им.Франка», и имени Франка достаточно…

Ш.: Но, польские профессоры получили разрешение читать еще на этот год лекции на польском языке, хотя Нар.Ком.Ос из Киева требовал введения с нового учебного года украинского языка. Новое разрешение пришло прямо с Москвы.

Я: Не знаю, было ли такое решение, но, если оно пришло с Москвы, оно – самое правильное. Нельзя требовать от профессоров, чтобы они в течение нескольких месяцев изучили новый язык настолько, чтобы владеть им вполне свободно.

Ш.: Но, если это продлится еще год…

Я: Вопрос языка – второстепенный. В Советском Союзе это только одно из средств пропаганды общей культуры, а ни как его символ.

Ш.: В том-то и все несчастье. Вы ж знаете, какое значение для нашего народа имеет родной язык…

Я: И никто его у народа не отнимает…, но нельзя переменять вопрос о праве обучения на родном языке в политический лозунг. К каким последствиям привела междунациональная рознь на нашей территории, все мы знаем…

Ш.: Мне передавали, что во многих Львовских государственных учреждениях все служащие отвечают только по-польски или по-русски, хотя надписи там украинские. В трамвае, на почтамте, в промышленных предприятиях, банках…

Я: Возможно, но это никому не мешает сделать свое дело, понимать и быть понятым. Русские, приезжающие из Ленинграда или Москвы, совершенно спокойно выслушивают ответов на местных языках, хотя часто их не понимают.

Ш.: И так Вы считаете вполне естественным то, что происходит на наших глазах, на что так болезненно реагирует наша интеллигенция и наши крестьяне, что на украинских землях украинский язык совсем не занимает места государственного языка?

Я: Недоразумение в том, что люди, воспитанные за австрийского и польского режима, реагируют на подобные явления болезненно. В Советском Союзе каждый сам свободно определяет свою национальность и избирает себе язык, на каком хочет учиться, писать, создавать. Украинская интеллигенция Западной Украины – та, которая удрала в Германию, сама виновата в том, что не воспитала новое поколение в новом духе, в таком, чтобы оно могло бы смело остаться на местах после прихода Советской власти. Разве не вполне естественно то, что после ухода 80 процентов местной украинской интеллигенции, ее места должны занимать поляки, евреи и русские?

Ш.: Я согласен с тем, что многие украинцы, к политической деятельности непричастны, должны были остаться на родине, но они слышали о преследовании украинцев…

Я: Слышали откудова? Вам прекрасно известны источники этих известий.

Ш.: Разве Вы можете отрицать тот факт, что сотни украинских писателей и ученых находятся где-то в ссылке и по тюрмах?

Я: Никто из нас до сих пор не пытался проверить, почему они наказаны. Нет сомнения в том, что рядом с ними другие украинские писатели, ученые, артисты награждены орденами, живут, работают – мы видели их здесь, разговаривали с ними.

Ш.: Но это только 100% коммунисты!

Я: Вы ошибаетесь. Это только советские граждане, которые не пробовали восставать против своей власти. Многие из них работали долгие годы, пока подошли к идеалам Коммунизма. Это длинный путь.

Ш.: Следовательно, Вы защищаете большевизм, оправдываете тех, которые способствовали его развитию? Разве Вы не понимаете, какой удар наносит большевизм нашему народу, привязанному к своей религии?

Я: В разные периоды истории, даже самые религиозные, Советская власть восставала против притязаний церкви овладеть народной массой. Это явление не новое и реагировать на него ответом: «Мне нравится» - «не нравится», значит не понимать хода истории. Большевизм – явление мирового масштаба, и все западные украинцы, которые до сих пор топчутся на «своем» национальном вопросе, опоздали на целое столетие.

Ш.: Что же нам по Вашему делать?  Принимать беспрекословно учение Маркса-Ленина, уничтожать всю нашу традицию?

Украинский мужик – не коммунист, а индивидуалист, он – не безбожник, а привязан к своей церкви. Даже сами большевики это понимают и пока не трогают духовных, предчувствуя, что народ, крестьяне, оскорбленные в своих религиозных чувствах, могли бы восстать против новой власти и нарушить всю экономическую жизнь страны. Пойдите и посмотрите, как даже во Львове население толчется по церквах (моя примітка – розмова, очевидно, велася українською мовою, а вживалося, мабуть, слово «товпиться», його досить незграбно переклали російською. Твердження про незвичайну заповненість храмів у 1939-41 роках повторюється в багатьох джерелах, більше того, серед оперативних відомостей є й така: перед релігійним дурманом не встояли давніші радянські громадяни, які приїхали до Львова з України та взагалі СРСР, відкрито ходити до церков вони, правда, побоювалися, але масово хрестили дітей, вінчалися і виконували різного роду обряди. Легко здогадатися, що особливо тут відзначилися жінки)

Я: Мне неловко спорить с Вами о религии, тем более, что Вы знаете немножко мои убеждения. Религия – духовный голод, в котором они нуждаются, а другие его совсем не ощущают. Настоящая война – лучшее доказательство того, что все прекрасные религиозные убеждения народа исчезают, когда появляются более мощные экономические интересы. Нельзя оценивать все то, что вокруг нас делается, забывая о всемирной войне, которая проникает и к нам своими пристрастиями. Львов живет чутками, сплетнями, бессознательными чаяниями людей, которые больше всего ждут момента – расплаты, мести.

Ш.: Вы думаете о надеждах, связанных с возвращением к прошлому у поляков?

Я: А украинские националисты, желающие победы Германии?

Ш.: Что же? Германия воспитывала местных украинцев полстолетия или больше, не переставала обещать им самостоятельность…

Я: Польше Германия не только обещала, но и дала самостоятельность, и чем это кончилось?

Ш.: Поляки – исключительно надменный и близкий (так в документі?) народ.

Я: А украинцы не более умны, если верят в покровительство Германии, которая считает явно всех славян своим навозом.

Ш.: В то же время Москва никогда не согласится на полную свободу Украины.

Я: Это один из тезисов национализма. В современном мире нет вполне свободных народов и государств. Народы и государства должны мирным путем искать разрешения своих конфликтов.

Ш.: Но разве это практически возможно? Народ, который чувствует себя угнетенным, ищет средств к освобождению, а народ господствующий не всегда согласен на уступки.

Я: Между тем Вы не можете отрицать, что украинцы за Советской власти сумели развить свою культуру только благодаря мирному сожительству с русскими.

Ш.: Именно это мирное сожительство многие отрицают.

Я: Вероятно те, которые его не желают, - люди, остающиеся под влиянием фашистской идеологии.

Ш.: Вы знаете, что старый друг русского народа… Извините, это длинная история. Может быть другим разом…

 

(за виданням «Митрополит Андрей Шептицький у документах радянських органів державної безпеки (1939-1941)», Київ, 2005, документ № 33. Про особистість співрозмовника митрополита можу тільки здогадуватися, ясно тільки те, що це був галицький українець лівих переконань)

Коментарі 
19-е-липень-2012 01:34 pm (UTC)
Співрозмовник більш схожий на гебешника, чи як вони тоді називалися. Типова стилістика гебешного допиту, який починається з розмов на загальні теми, можна знайти у спогадах багатьох дисидентів.
19-е-липень-2012 01:38 pm (UTC)
Він, безумовно, сексот, а потім матеріал перекладав і передруковував ГБ-шник чи як вони тоді називалися. Але з певних особливостей розмови зрозуміло, що "Я" - місцевий, а не приїжджий, до того ж згадує про свої погляди на релігію як відомі Митрополиту. Тому думаю, що лівий. Не конче з КПЗУ, може просто попутник чи симпатик. Але цікаво. Мене ті 80% втікачів заінтригували - невже так багато? Думаю, що перебільшили.
(Deleted comment)
(Deleted comment)
19-е-липень-2012 02:43 pm (UTC)
Так, очевидно, це невдалий переклад з української.

Але дуже цікаво, дякую.
(Deleted comment)
19-е-липень-2012 03:51 pm (UTC) - Re: Але з певних особливостей розмови зрозуміло, що "Я"
Ну, з подібними розмовами завжди треба бути обережними. Ми не знаємо, що насправді говорив "Я", що потім просто дописав, а що дописали за нього. Але що вже в 1940-у році цей демагогічний набір був сформований ледь не до останнього речення, це безсумнівно.
19-е-липень-2012 04:36 pm (UTC)
А хто "старый друг русского народа"?
20-е-липень-2012 07:47 am (UTC)
Я думаю, це Шептицький про себе. Він дійсно непогано орієнтувався в російських реаліях і підтримував зв"язки, наприклад, зі старовірами
19-е-липень-2012 05:16 pm (UTC)
Влучно зауважив співрозмовник Митрополита Андрія :

"В Советском Союзе каждый сам свободно ... избирает себе язык, на каком хочет учиться, писать, создавать."

Як то кажуть наразі російською : хотеть не вредно.

P.S. Лост ін транслейшн, да. Вірогідно :
"надменный и недалекий народ" :)
19-е-липень-2012 05:19 pm (UTC)
Може, в оригіналі було щось типу "близорукий".
19-е-липень-2012 07:10 pm (UTC)
А мiж тим:http://emarinicheva.livejournal.com/245171.html?mode=reply

Edited at 2012-07-19 19:10 (UTC)
19-е-липень-2012 07:30 pm (UTC)
А мене вражає упереджуючи активне вміння гебешників зробити потрібні їм «декорації» у зовсім чужій їм культурі, так що місцеві зневіряться, а немісцеві приймуть за чисту монету (як то у прикладі з польськими назвами на вулиць (для «фільму»), чи викладанням нібито зовсім якби непричетною до них мовою у університетах та спілкування у банках), щоб потім звинуватити у стані речей саме своїх жертв. Причому так настирливо та нахабно звинуватити, що і відбитися від тих нісенітниць, щоб виправдатись, не так легко, хоча створені вони штучно та нагло саме тими ж гебешниками. Вкласти у мову «нац. авторитетів» якусь гидоту, а потім назвати ті «откровєнія» «совістю нації», щоб схильні виділяти людей по такому загальному признаку, як мова, були підведені повірити що то насправді речники культури, спонтанні її представники, тощо.
20-е-липень-2012 04:28 am (UTC)
Аякже! Так що виникають вельми близькі до нашого часу асоціації. Водночас, Шептицький дійсно був людиною великого формату, раз йому, попри дуже численні старання, нічого такого не приписали.
(Deleted comment)
20-е-липень-2012 08:08 am (UTC)
Цей дискурс дивовижно швидко сформувався - всього рік, а навіть менше, і він вже у всеозброєнні.
Пригадую фразу з мемуарів одного львівського поляка (заклинило мені з його прізвищем, але пізніше він був у Польщі міністром культури). Він в той час був студентом університету і швидко зорієнтувався, що українська мова, попри всю демагогію, відіграватиме роль підрядну й допоміжну, а у всіх серйозних місцях типу залізниці, пошти, урядових установ вимагалася російська.
Ще він дуже дивувався, що Маркса його змушували вивчати за російськими перекладами. Він, звичайно, добре володів німецькою.
(Deleted comment)
20-е-липень-2012 01:14 pm (UTC)
«Не знаю, было ли такое решение, но, если оно пришло с Москвы, оно – самое правильное». Это просто праздник жизни какой-то...
20-е-липень-2012 03:32 pm (UTC)
Читая Дойчера сотоварищи, пришла к выводу, что левые именно на этом и погорели.
Сторінка була завантаженалистопад 19-е 2017, 9:09 pm GMT.